Княгиня Евгения Шаховская – лётчица, монахиня, революционерка

Шел 1913-й – самый странный год за последние три сотни лет. В предчувствии грандиозной войны мир будто переворачивается с ног на голову. Выпускница Смольного института, жена благородного князя Шаховского бросает мужа и взмывает в небеса на экспериментальном самолете. Европа влюбляется в дерзкую русскую княгиню. А император Николай II ссылает ее в далекий монастырь. Судьба Шаховской вновь делает крутой вираж.

Тургеневская девушка

Юность Евгении складывалась по классическому сценарию XIX века. Она родилась в 1889 году в семье богатого петербургского купца Михаила Петровича Андреева, который сумел обеспечить дочери лучшее образование, доступное в те годы русским барышням. Отец устроил Евгению в Смольный институт благородных девиц, где ее научили светским манерам, основам домоводства, Закону Божию и танцам. К восемнадцати годам Евгения замечательно вышивала, хорошо составляла поздравительные открытки, немножко разбиралась в географии, истории и арифметике – так, чтобы не опозорить будущего мужа. Единственное, чем дочь купца Андреева отличалась от остальных смолянок, – это великолепным голосом. Услышав ее глубокое бархатистое контральто на выпускном концерте, растроганный отец отправил Евгению на два года в Италию, учиться пению у лучших преподавателей Европы.

По возвращении из Рима смолянку ждал сюрприз – знатный жених, с которым папа уже обо всем договорился. В 1909 году Евгения вышла замуж за князя Андрея Сергеевича Шаховского, архитектора, ведущего свой род от Рюрика. Так дочь купца породнилась с семьей императора Николая II. Отец Евгении был на седьмом небе от счастья.

Однако дальше пожилой купец только хватался за сердце. В жизни дочери началась сплошная турбулентность. Вместо того, чтобы танцевать с мужем на балах в Зимнем дворце, Евгения пропадала на стрельбищах – оказалось, что у нее прекрасный глазомер и твердая рука, – и в душных гаражах, копаясь в двигателях автомобилей. Княгиня Шаховская участвовала в автогонках – и побеждала, удивляя соперников-мужчин своим сильным характером.

Весной 1910 года Евгения оказалась на авиационном празднике на Комендантском аэродроме. Здесь она познакомилась с пилотом Николаем Поповым, ради которого бросила мужа и автомобили. Теперь ее тянуло в небо. Однако в российские летные школы принимали исключительно офицеров. Решительную Евгению это не остановило. Разорвав недолгие отношения с красавцем Поповым, княгиня отправилась в Германию, где благополучно поступила в школу при аэродроме Йоханнисталь. 16 августа 1912 года Евгения сдала экзамен по материальной части аэроплана и технике пилотирования и получила brevet de pilote – международный диплом летчика.

Как рассказывает немецкий историк, писатель Флориан Иллиес, княгиня «околдовала город и его мужчин своим бесстрашием (и жизнелюбием). Когда однажды во время полета взорвался бензобак и заглох двигатель, она сумела посадить огненный шар, недавно бывший самолетом, – невредимая, отделавшись парой ссадин на лице… Увидевшие ее мужчины штабелями валятся в обморок либо налетают на дверные косяки и требуют реанимационных манипуляций. У нее короткие темные локоны, инфернальные брови и, самое главное, сверкающие глаза, пылающие черными точками на всех черно-белых фотографиях».

Княгина искала новых приключений. Пыталась устроиться в итальянскую армию – но это оказалась совсем не так просто, как записаться на курсы пения. В конце концов Шаховская осталась в Германии, где и встретила головокружительный 1913 год в компании своего нового возлюбленного – пилота Всеволода Абрамовича, смелого, меланхоличного и молчаливого человека, «некоронованного короля среди авиаторов Йоханнисталя».

Мертвая петля

24 апреля 1913 года Всеволод и Евгения садятся в ее аэроплан – новой, экспериментальной конструкции, придуманной самим Абрамовичем. День безветренный и теплый. Вот только небо в этом году странно помутневшее из-за недавнего извержения вулкана на Аляске. Но пилоты уже привыкли к постоянной пепельной дымке в воздухе. Ничто не предвещает несчастья.

Княгиня Шаховская и ее возлюбленный – летчик Всеволод Абрамович

Флориан Иллиес описывает дальнейшее кинематографично: «Они целуются, и полет начинается. Они целуются снова, Абрамович передает возлюбленной штурвал биплана, гладит ей щеки, она на сотую долю секунды теряет концентрацию — и попадает в турбулентность пролетевшего над ней самолета. Аэроплан начинает раскачиваться, княгине не удается выровнять его положение, Абрамович пытается помочь, но они всё равно падают на землю. Зрители на аэродроме в ужасе наблюдают за их крушением. Чудовищный удар, люди с криками спешат к месту падения. Истекающий кровью Абрамович лежит среди обломков аэроплана. Его ранения окажутся смертельными. А княгиня и на этот раз отделалась парой ссадин. Но когда на следующий день она узнаёт о смерти возлюбленного, то пытается покончить с собой. Это единственное, что у нее не получилось в жизни».

Этот случай стал поворотной точкой в жизни Шаховской. После авиакатастрофы 1913-го года судьба Евгении устремилась вниз со скоростью горящего аэроплана. До начала Первой мировой княгиня пытается прийти в себя, а потом просит царя зачислить ее в ряды русской армии. Шаховскую берут в Ковенский авиаотряд в чине прапорщика. Она даже получает Георгиевскую медаль «За храбрость», но уже через несколько месяцев ее обвиняют в шпионаже в пользу Германии и приговаривают к смертной казни. В последнюю минуту Николай II смягчает приговор – отправляет Евгению в монастырскую тюрьму. Мрачная средневековая традиция, сохранившаяся со времен Смуты!

Головокружительный год

1913-й стал знаменательным не только для Евгении. В этом году вся Европа куда-то мчится, несется изо всех сил, будто понимая, что еще немного – и мир изменится до неузнаваемости. Россия пышно отмечает трехсотлетие Дома Романовых, стараясь не замечать тлеющее народное недовольство. Запад же охвачен богемной лихорадкой. Искусство стремится сбежать в абстракцию, культура вырывает зрителя из зоны комфорта, психология вскрывает самые темные уголки души. Это время гениев и индивидуальностей, которые через несколько месяцев ждет сильнейшее потрясение – Первая мировая война.

Москва, 1913 год, 300-летие Дома Романовых
Оригинальное немецкое издание книги Флориана Иллиеса “1913. Лето целого века”

Писатель Флориан Иллиес собирает поразительные судьбы знаменитых личностей начала XX века и нанизывает их, будто жемчужины, на хронологическую нить в документальной дилогии «1913. Лето целого века» и «1913. Что я на самом деле хотел сказать». Это два романа-дайджеста, написанных с ненавязчивым остроумием и поразительным знанием истории. Княгиня Шаховская и Зигмунд Фрейд, Максим Горький и Луи Армстронг, Роза Люксембург и Вацлав Нижинский здесь – обычные люди, страдающие от любви, собирающие грибы в лесу и проваливающие экзамены в академию. Вот только иногда они сажают горящие самолеты и выгуливают ручных крокодилов на поводке.

Рекомендую слушать романы Иллиеса в замечательной озвучке Сергея Чонишвили и Алёны Долецкой — эти аудиобестселлеры доступны на сервисе аудиокниг по подписке Storytel. Для читателей канала «Уютная империя» Storytel предоставляет льготные условия подключения. Перейдя по этой ссылке, вы получите 30 дней бесплатного использования сервиса с безлимитным доступом ко всей библиотеке (125 тысяч аудиокниг). Книги можно слушать и в дороге — у Storytel удобное приложение.

Вместо послесловия

Шаховская провела в монастыре три года. Ее освободила революция – но она же ее и погубила. Бывшая княгиня стала чекисткой и погибла от рук своего коллеги в 1920 году. Возможно, поэтому в России о ней не любят вспоминать. А вот на Западе бесстрашная русская княгиня в летном шлеме стала культовой фигурой и одним из главных символов феминизма.


Поддержите проект и получите эксклюзивный исторический контент: 
- каждую пятницу - редкая или уникальная историческая фотография с моими пояснениями;
- раз в месяц бонус - интересный аудиорассказ из серии «Царские слуги». 
 Подписаться:
- в группе Уютной империи ВКонтакте;
- на Boosty. 
 Стоимость подписки - 50 рублей в месяц. Отменить можно в любой момент.
Добро пожаловать в Царскую ложу Уютной империи 💚