Николай I – рыцарь в сияющих доспехах. В буквальном смысле

Императора называли «Дон Кихотом самодержавия». И дело тут не только в жесткой политике Николая Павловича. Царь и в самом деле одевался в гремящие доспехи и выходил на бой ради улыбки прекрасной дамы. Никогда еще Россия не видела таких зрелищных турниров. Да, при Николае I страна на три десятилетия окунулась в самое настоящее средневековье, со всеми его плюсами и минусами.

Орден Белой розы – только для одного

Еще будучи цесаревичем, Николай женился на немецкой принцессе Фредерике Луизе Шарлотте, известной нам под именем Александры Федоровны. Он боготворил свою хрупкую супругу, жалел ее за несчастное детство, полное лишений, и всячески ее баловал. При этом царю было скучно просто покупать жене драгоценности или оплачивать счета от модных портных. Не забывайте, у Николая были фантастические возможности и практически неограниченные ресурсы – и он ими воспользовался ради величайшего баловства в истории России.

Началось с того, что государь построил для Александры Федоровны симпатичную дачу в готическом стиле. Коттедж назвали «Александрия», в честь венценосной владелицы. Над дворцом гордо развевался флаг с гербом Александрии – щит с обнаженным мечом, пропущенным через венок белых роз. Этот герб по заказу царя придумал хорошо знакомый вам поэт Василий Жуковский.

А там где есть герб – там обязательно должны быть рыцари. Особенно если прямо под рукой – богатейшая в мире коллекция оружия.

Николай с детства страстно увлекался военной наукой, и к середине своего правления собрал так много уникальных раритетов, что для них пришлось возводить отдельный замок. Великолепный Арсенал, похожий на английский замок, вместил в себя пять тысяч экспонатов, и в том числе – подлинные доспехи европейских рыцарей.

Арсенал в Александровском парке Царского села под Петербургом

Царскосельская карусель

«Карусель» во времена Николая – это рыцарские турниры, без крови и увечий, потому и название такое веселое. Крупнейшее в девятнадцатом веке состязание Николай приурочил к 25-летию свадьбы с Александрой Федоровной.

Репетировали карусель целых два месяца. Императору приходилось регулярно влезать в тесные и тяжелые средневековые доспехи, да еще и скакать в них на лошади. По воспоминаниям путешественника Федора Литке, «надо было видеть этих несчастных, когда они влезли в железные футляры, не на них сшитые, совершенные мученики, и в этом состоянии управлять лошадью. Кавалеристы записные признавались, что они совсем не покойны, тем более что и лошади не привыкли к таким фигурам. Государь, примеряя шлем свой, чуть не задохся. С его расположением к притечению крови к голове…»

После очередной такой репетиции под палящим солнцем Николай сказал: «Нет, такие проделки нашим старым костям не под силу, десять часов на маневрах меньше меня утомляют». Однако не сдался, продолжил подготовку. И 23 мая 1842 года карусель состоялась.

Орас Верне “Царскосельская карусель” (1843 )

Многие художники запечатлели это невероятное событие, но более всего известна огромная, от пола до потолка, картина Ораса Верне «Царскосельская карусель». На картине изображена группа средневековых аристократов, среди которых трудно, но все-таки можно отыскать Николая Первого. Конечно же, наш рыцарь восседает на белом коне. Рядом – супруга Александра Федоровна, одетая по моде шестнадцатого века. Вокруг благородная молодежь, словно сошедшая со страниц Шекспира, – это дети Николая. Есть там и наследник престола, будущий император Александр II. На картине цесаревичу 24 года. Взяв пример с отца, Александр так же украсил свой шлем роскошными бело-красными страусиными перьями.

Полистаем воспоминания очевидцев о царскосельской карусели. Вот что пишет Федор Литке: «Было 16 пар… Все это собралось в Арсенале, где кавалеры и одевались. Дамы одели своих кавалеров шарфами, все сели на коней, и поезд двинулся. Впереди С. А. Юрьевич в костюме герольда, с булавой в деснице — совершеннейшее когда-либо виданное олицетворение Санчо Панса; за ним хор трубачей, в латах и шлемах, потом взвод черкес в полном орнате и кольчугах… Поезд шел от Арсенала, мимо башни к Александровскому дворцу, перед которым на площади достаточное пространство устроено было глубоко песком. Тут объехав раза два кругом, императрица остановилась перед крыльцом с своим рыцарем, пажи по сторонам, а кортеж… начал делать фигуры…»

Великая княжна Александра Николаевна “Карусель перед царскосельским Александровским дворцом” (1842)

Величественное зрелище поразило всех, даже избалованных детей императора. Великая княжна Александра Николаевна, дочь государя, по мотивам событий собственноручно написала картину «Карусель перед царскосельским Александровским дворцом», где шествие участников изображено с высоты птичьего полета.

В завершение турнира Александра Федоровна подарила своему рыцарю свежую белую розу.

Железный человек

Итак, царскосельский праздник закончился, роза увяла, доспехи заняли свое место в Арсенале… Но Николай так и остался Железным человеком. Словно и не снимал никогда тот самый шлем с перьями. Открытое забрало – это совсем не про Николая. Проницательный маркиз де Кюстин отмечал: «У него есть несколько масок, но нет лица. Вы ищете человека — и находите только Императора».

Николай I

У Николая были стальные нервы и нечеловеческая работоспособность. Он не курил, практически не пил; по крайней мере, крепкие напитки – никогда. Даже в преклонном возрасте занимался строевыми упражнениями с оружием. Государь был холодным и подтянутым. Один из его современников, Иосиф Дубецкой, вспоминал: «В физическом отношении он был превосходнее всех мужчин из генералитета и офицеров, каких только я видел в армии».

А вот что пишет историк Игорь Зимин: «Николай I отличался прекрасной выправкой и до конца жизни имел атлетическую фигуру. В 1849 г. его осматривал врач Конногвардейского полка Ф.Я. Карелль. Молодого врача поразило телосложение императора. Потом Каррель записал в дневнике: «Видев его до тех пор, как и все, только в мундире и сюртуке, я всегда воображал себе, что эта высоко выдававшаяся грудь – дело ваты. Ничего не бывало. Теперь, когда мне пришлось подвергать его перкуссии и аскультации, я убедился, что все это свое, самородное; нельзя себе представить форм изящнее и конструкции более Аполлоново-Геркулесовской!»… Ну чем не Железный человек?

Дон Кихот самодержавия

Конечно, Николай тоже страдал от всевозможных болезней, как и любой другой человек. Однако он старательно скрывал свои недомогания от окружающих. Практически все болезни переносил на ногах. Николай решил, что он не имеет права показывать своим подданным даже намека на слабость.

Николай I

Фрейлина Анна Тютчева писала: «Повсюду вокруг него в Европе под веянием новых идей зарождался новый мир, но этот мир индивидуальной свободы и свободного индивидуализма представлялся ему во всех своих проявлениях лишь преступной и чудовищной ересью, которую он был призван побороть, подавить, искоренить во что бы то ни стало, и он преследовал её не только без угрызения совести, но со спокойным и пламенным сознанием исполнения долга… Николай I был Дон Кихотом самодержавия, Дон Кихотом страшным и зловредным, потому что обладал всемогуществом, позволявшим ему подчинять всё своей фантастической и устарелой теории и попирать ногами самые законные стремления и права своего века».

Сам же Николай Павлович как-то раз сказал: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен». Этому девизу государь следовал не только в управлении государством, но и в семейной жизни, над которой до самого конца реял флаг с белыми розами.


Поддержите проект и получите эксклюзивный исторический контент: 
- каждую пятницу - редкая или уникальная историческая фотография с моими пояснениями;
- раз в месяц бонус - интересный аудиорассказ из серии «Царские слуги». 
 Подписаться:
- в группе Уютной империи ВКонтакте;
- на Boosty. 
 Стоимость подписки - 50 рублей в месяц. Отменить можно в любой момент.
Добро пожаловать в Царскую ложу Уютной империи 💚