Раскрыла все тайны Романовых. Фанни Лир – как Меган Маркл XIX века

Меган была не первой в истории американской актрисой, взбудоражившей весь мир откровениями о монархах. В 1875 году в Женеве вышел скандальный «Роман американки в России» Фанни Лир. Из-за этой танцовщицы совершенно потерял голову внук Николая I, великий князь Николай Константинович. Да, Опра Уинфри была бы просто счастлива взять интервью у такой пары, как Фанни и Николай!

Кто такая Фанни Лир

На самом деле барышню звали Харриет, или коротко – Хэтти. Она родилась в Филадельфии в семье пресвитерианского священника. Как это часто бывает, излишне строгое воспитание привело к обратному эффекту. В 16 лет Хэтти сбежала из дома с неким Кельвином Блэкфордом, обвенчалась с ним в ближайшей церквушке, тут же родила ребенка, однако все это бунтарство ничем хорошим не закончилось. Ребенок скончался, муж спустя некоторое время тоже, и Хэтти решила начать жизнь с чистого листа.

Во-первых, она уехала за океан – в Париж, который она называла «дьявольская столица Франции». Во-вторых, она сменила имя на Фанни Лир, так звали героиню популярной в то время пьесы. И, наконец, она устроилась танцовщицей в варьете.

Русские аристократы обожали Париж, «Мулен Руж» для них был роднее Мариинского театра. Белокурая американка сразу обзавелась несколькими влиятельными друзьями из Петербурга. Один из них пригласил ее в гости, поглядеть на северную Венецию. Фанни радостно согласилась – так начались ее приключения в России, где она познакомилась с великим князем Николаем Константиновичем Романовым и его венценосными родственниками.

Интересен свежий, ироничный взгляд легкомысленной Фанни на императорскую семью. Неудивительно, что «Роман американки в России» мгновенно разлетелся по Европе, его обсуждали во всех салонах. Наверное, эффект от этой книги оказался даже более шокирующим, чем от пресловутого телеинтервью Меган Маркл и принца Гарри. Ведь в нынешние времена никого уже не удивишь светскими сплетнями, а в XIX веке общество было гораздо более консервативным.

Итак, полистаем эти пикантные мемуары.

Про безумные ночи с русскими аристократами

«В назначенный час он (знакомый) повез меня на тройке в Restaurant Vert, что на Мойке. Войдя в голубой кабинет, я услыхала нестройный шум голосов и, очутившись затем в обширном зале, остановилась, смущенная и ослепленная блеском оружия, орденов, бряцающих сабель, аксельбантов и эполетов, которые в каком-то хаосе запестрели передо мною. Слышала, как во сне, что меня представляют князьям, графам, баронам, и машинально отвечала на их приветствия, и, только выпив первую рюмку водки и закусив, по русскому обычаю, начала отдавать себе отчет в окружающем…

Следующая моя поездка была в Царское Село, резиденцию государя… Отправились мы туда в отдельном вагоне и были приняты настоящим высочеством, полковником гвардии, угостившим нас роскошным обедом. За десертом явились гвардейские музыканты, и загремела музыка. Что за великолепные люди эти великаны солдаты с их стройными фигурами и блестящим обмундированием! Когда все бокалы были полны, эти молодцы внезапно подхватили своего полковника и начали подбрасывать его кверху, как мяч, после чего с криком “ура” выпили за его здоровье…

Члены императорской фамилии не носят с собой денег; делая покупки, они оставляют в магазине записку, по которой расплачивается дворцовая контора, и поэтому они не знают счета деньгам; торгуются из-за копейки и бросают тысячи…

Пасха в России не праздник умеренности. Я приготовила у себя исполинский egg nog, и этот американский напиток так понравился, что князь Л. повалился, в конце концов, на ковер гостиной и проспал до утра».

Про Павла I и Екатерину II

«…Великий князь осторожно, чтобы не увидела мать, познакомил меня с Павловским дворцом. Тут я увидела спальню Павла I с потайной лестницей за кроватью. Он постоянно боялся убийц и всюду устраивал себе от них лазейки. Будучи наследником величайшей в мире империи, он был гораздо беднее, чем думают… Этот монарх неверно понят. Он по природе был добр, искренен и прям, но его мать (Екатерина II) из боязни, чтобы он не сверг ее с престола, окружила его людьми, думавшими, что убийством императора можно убить систему управления. Припадки гнева и все крайности этого человека, живого, гордого, увлекавшегося всем, что благородно, прекрасно и справедливо, происходили от экзальтации, в которой виновна его мать».

Про Александра II

«Я очень желала видеть царя. Мне посоветовали идти часу во втором в Летний сад, где его можно было видеть почти ежедневно. Вскоре, идя к Летнему саду, я увидела великолепные парные сани с длиннобородым кучером. В санях сидел пожилой, но довольно еще красивый офицер в кавалергардской форме, который так пристально поглядел на меня, что я невольно смутилась… Я затрепетала, каясь в своем любопытстве, но все-таки могла бы его хорошо рассмотреть, если бы его большой черной собаке не вздумалось подбежать ко мне и начать приятельски меня обнюхивать.  Это отвлекло внимание государя от меня, и он отозвал собаку словами: «Милорд, Милорд!». От этой встречи у меня осталось только смутное воспоминание о государе, а именно о несколько жестком выражении его глаз…

Накануне Пасхи я была в соборе вся в белом и со свечою в руках, как прочие православные. В полночь архиерей, обратившись к толпе, произнес: “Христос Воскресе!”, после чего началось христосование. Государь должен был целоваться с публикой три часа сряду, от чего под конец походил лицом на мулата».

Про клептоманию великого князя Николая Константиновича, которого обвинили в воровстве семейных драгоценностей

«Возвратившись домой, я стала спокойно перебирать в памяти разные странности Николая, на которые до сих пор мало обращала внимания. При этом вспомнила его манию уносить с моего стола разные безделушки. Когда я замечала их исчезновение, он возвращал их мне, говоря, что хотел меня подразнить. Но они остались бы у него, если бы я не вспомнила. И как это я не подумала об этом раньше! Не догадалась, что мой бедный Николай страдает ужасным недугом, называемым клептоманией! Такой благородный, добрый и правдивый человек не мог быть вором! Да и зачем прибегать к воровству человеку, имеющему дохода более миллиона франков в год?…

Вскоре я узнала от своей прислуги, что великий князь был арестован у своего отца, что он был страшно раздражен, что на него надевали смирительную рубашку, обливали холодной водой и даже били».

О стремительном бегстве обратно в Париж

«Я приехала в Париж, нигде не останавливаясь и не сказав никому ни слова о своих приключениях, но газеты набросились на них, как на добычу, и я стала предметом толков всего мира… Обо мне сочинили бездну самых нелепых басен и легенд, в которых не было и тени правды. Когда я где-нибудь появлялась, разговоры умолкали, начиналось перешептывание, подмигивание; все мое прошлое и настоящее было втоптано в грязь, и я вполне изведала все высокомерие и низость людей, из которых одни осыпали меня грубой лестью, а другие – самыми подлыми ругательствами.   Почему же мне не ответить на эти нападки, восстановив истину в ее настоящем виде без прикрас и пристрастия?»

Вместо послесловия

Сегодня раскованная Фанни была бы популярным блогером, вела бы аккаунт о красивой жизни и путешествиях, и ей бы все восхищались. А в 1870-х она с горечью писала в своем дневнике: «Если бы женщины были свободнее, было бы меньше таких, как я; но жизнь моя – не преступление. Я предпочла свободу тюрьме в стенах добродетели и приличия. За это свет меня осуждает и презирает, а я борюсь с ним и… пренебрегаю его мнениями…»


Поддержите проект и получите эксклюзивный исторический контент: 
- каждую пятницу - редкая или уникальная историческая фотография с моими пояснениями;
- раз в месяц бонус - интересный аудиорассказ из серии «Царские слуги». 
 Подписаться:
- в группе Уютной империи ВКонтакте;
- на Boosty. 
 Стоимость подписки - 50 рублей в месяц. Отменить можно в любой момент.
Добро пожаловать в Царскую ложу Уютной империи 💚