Что общего у императрицы Александры Фёдоровны и Жанны д’Арк?

Мало кто знает, что герб императрицы Александры Фёдоровны, супруги Николая I, скопирован с герба Орлеанской девы – конечно, с некоторыми доработками. Это очень неожиданная параллель, ведь двух более разных женщин не найти! Давайте сравним две изящных эмблемы.

На гербе Жанны д’Арк мы видим меч, несущий королевскую корону на своем острие. Как мы помним, именно благодаря Жанне, победившей англичан, состоялась коронация французского монарха Карла VII. Две королевские лилии символизируют благодарность государя Орлеанской деве.

Теперь рассмотрим герб российской императрицы. Автор эмблемы – поэт-романтик Василий Жуковский, автор элегий, романсов и гимна «Боже, Царя храни!», переводчик европейских баллад и воспитатель цесаревича Александра Николаевича.

Василий Жуковский

Почему же, создавая эмблему для Александры Фёдоровны, поэт взял за основу герб Жанны д’Арк? Дело в том, что в то время Жуковский был буквально влюблен в легендарную француженку. С 1818-го по 1821-й год поэт работал над русским переводом романтической драмы немецкого писателя Фридриха Шиллера «Орлеанская дева». Профессор Карл Зейдлиц вспоминал: «Поэтический сомнамбулизм Иоанны был ему по сердцу. Зная наизусть почти всю драму, стоило только выразить по-русски Шиллеровы стихи, и перевод был готов». Разумеется, Жуковский досконально изучил биографию Жанны д’Арк и прекрасно знал ее герб.

Но при чем здесь Александра Федоровна? Что общего между героической пастушкой-военачальницей в мужских доспехах, освободившей Францию, и капризной императрицей, про которую фрейлина Анна Тютчева писала: «Для императора Николая I эта была прелестная птичка, которую он держал взаперти в золотой и украшенной драгоценными каменьями клетке, которую он кормил нектаром и амброзией, убаюкивал мелодиями и ароматами, но крылья которой он без сожаления обрезал бы, если бы она захотела вырваться из золоченых решеток своей клетки»?

Александра Фёдоровна с супругом Николаем I

Вероятно, романтик Жуковский разглядел в Александре Федоровне тот самый «поэтический сомнамбулизм», который ему так нравился в Жанне. Императрица жила в мире, полностью оторванном от реальности – балы, наряды, украшения, рыцарские турниры… Она и в России-то бывала не так часто, все больше поправляла здоровье на Средиземном море. В юности ее называли «Бланшефлор» («Белая роза»), в честь героини куртуазного французского романа XII века «Floire et Blancheflor», прекрасной принцессы, благосклонность которой еще нужно заслужить подвигами. С тех пор этот цветок стал неофициальным символом Александры Федоровны. Например, на рыцарском турнире, устроенном в ее честь в Потсдаме в 1824 году, наградой победителю стали белые розы, сыпавшиеся из мишеней.

Александра Фёдоровна с любимыми белыми розами в прическе

Вот почему, рисуя герб императрицы, Жуковский заменил корону на венок из белых роз. Герб, официально утвержденный 24 декабря 1829 года, очень полюбился Александре Фёдоровне. В ее дворце под названием «Коттедж», построенном в петергофском парке Александрия, эту эмблему можно увидеть повсюду: на фасадах и кружевных арках, на подушках, мебели, посуде и лестницах, даже на панцире черепахи в вестибюле Коттеджа – и, конечно, на флаге, реющим над дворцом так гордо, словно это не загородный домик избалованной императрицы, а средневековый Орлеан, осажденный неприятелем и из последних сил дожидающийся явления героической Жанны…