Простые мальчишеские игры цесаревича Алексея. Уникальные съемки семьи Николая II (часть 3)

Эти кадры тяжело смотреть. Мы видим веселого, подвижного ребенка, который обожает играть со сверстниками и проказничать – но даже случайный синяк или царапина могут стать роковыми для цесаревича Алексея, больного гемофилией. И еще труднее думать о том, что детство этого мальчика оборвется так скоро и так трагично. И матрос Деревенько, вырастивший Алексея на своих руках, предаст его после революции.

Сегодня мы завершаем наш небольшой сериал, посвященный частной жизни семьи Николая II. Эти уникальные съемки были сделаны в 1916 году шотландским путешественником Джоном Фостером Фрейзером, а опубликовали их совсем недавно.

Если не любите смотреть видео – читайте дальше и смотрите фотографии.

Всего за год до революции Деревенько добродушно раскачивает своего подопечного и его приятеля-кадета в лесном гамаке. Изнутри гамак выложен сеном, чтобы у Алексея не возникло синяков от жестких веревок. Но мальчишки есть мальчишки! И вот уже они вываливают сено на землю и шумной гурьбой забираются в гамак. Мама наверняка будет сердиться, императрица Александра Фёдоровна с ума сходит от беспокойства за сына – но в такие веселые минуты не хочется об этом думать.

Кадр из документального фильма – матрос Деревенько раскачивает цесаревича и его друзей в гамаке

Зато отец-император считает, что активные занятия на свежем воздухе просто необходимы слабенькому цесаревичу. «Здоровье в спорте», – уверен Николай II. Он сам подает сыну пример – катается на байдарке с апреля по ноябрь, в любую погоду! В распоряжении императора имеются уникальные конструкции, например, байдарка из цельной пробковой коры, отшлифованной.

Кадр из документального фильма – матрос Деревенько учит цесаревича грести веслами

На этих кадрах Алексей катается на лодке в компании Деревенько и приятелей, но частенько сам император учил цесаревича грести. Например, 15 июля 1914 года царь записал в дневнике: «Катался в байдарке рядом с Алексеем в двойке; были волнушки». Интересно, что Николай и всех своих четырех дочерей приучил к лодкам. И даже нервную императрицу Александру Федоровну как-то раз уговорил пойти в четырехкилометровый поход по финским шхерам на байдарке.

Кадр из документального фильма – Николай II подплывает к сыну на каяке

Алексей отчаянно пытается вести нормальную жизнь – сам орудует веслами; но осенью 1912 года его катания на лодке привели к серьезнейшей травме, ушибу бедра. Гематома тогда представляла реальную угрозу жизни – Алексей все время стонал, горел в лихорадке, не мог двигаться и спать. К счастью, тогда все закончилось благополучно, кризис миновал и наследник спустя несколько месяцев вернулся к обычным занятиям – ему даже позволяли кататься на лошади. Правда, только с сопровождающими – цесаревича страховали с двух сторон опытные наездники.

Цесаревич все-таки научился ездить верхом

А это одна из последних съемок Алексея.

Кадр из документального фильма – цесаревич играет с собакой

Мальчик играет с собакой – любимым кокер-спаниелем по имени Джой. Судьба у этой собаки грустная. Джой отправился в сибирскую ссылку вместе со своим хозяином, а затем стал свидетелем расстрела Романовых. Осиротевшую собаку прихватил к себе домой один из конвоиров царской семьи, бывший портной Михаил Летемин, человек хоть и жалостливый, но нечестный – он присвоил множестве вещей, принадлежавших Николаю и его близким. Джой у него не задержался. Собаку забрал к себе Павел Родзянко, полковник русской императорской армии, эмигрировавший в Великобританию и открывший там школу верховой езды для аристократов.

Удивительно, как сильны английские мотивы в судьбе царской семьи. После революции Николай надеялся найти приют в Лондоне – у своего двоюродного брата, короля Георга; не получилось. Пес Джой провел остаток своих дней на берегах Темзы – в отличие от венценосных хозяев, спаниелю удалось найти спасение за границей. До конца жизни Джой отчаянно скучал по цесаревичу Алексею, наблюдая, как наследники другого, английского, престола учатся кататься верхом. И, наконец, шотландец Джон Фостер Фрейзер сумел вывезти из России эти уникальные записи за несколько месяцев до революции.

Читайте также: