Почему дворяне в России говорили именно на французском?

Все началось с императрицы Елизаветы Петровны – когда она еще была маленькой царевной. Ее родители задумали породниться с династией Бурбонов и принялись активно готовить юную Лизу к свадьбе с будущим королем Франции Людовиком XV, ее ровесником. К 11 годам царевна свободна болтала на французском и читала сентиментальные романы о парижской жизни. Позже Елизавета увлеклась и другой французской литературой: выписывала из-за границы книги по европейской истории, философии и политике. Ее обширная библиотека опровергает представления о дочери Петра I как о «веселой царице», капризной и изнеженной любительнице развлечений и праздников.

По иронии судьбы, свадьба Лизы и Людовика так и не состоялась. Повзрослевший французский король оказался неподходящим женихом: Людовик вел жизнь азиатского деспота, подчиняясь то одной, то другой своей фаворитке, а с 1745 года попав всецело под влияние маркизы де Помпадур, искусно потворствовавшей низменным инстинктам короля и разорявшей страну своей расточительностью.

Мадам де Помпадур

Тем временем, в 1741 году Елизавета взошла на российский престол. С этого момента страну захватила галломания, ведь что нравится императрице – то и модно в высшем свете.

Императрица Елизавета Петровна

Французская культура быстро проникает во все сферы жизни дворянского общества, российской аристократии. На французском языке общаются в светских салонах, его изучают при помощи домашних учителей и в учебных заведениях, на французском языке пишутся художественные произведения, огромное количество галлицизмов входит в русский литературный язык. В Россию все чаще въезжают деятели культуры, писатели, дипломаты, военные, аристократы и представители низших слоев, которые пытаются найти в России заработок, устраиваясь в частные дома гувернерами.

Историк Анастасия Колобкова указывает на полную беспомощность таких преподавателей и рассказывает, как происходило обучение французскому языку в доме петербургского генерал-аншефа Я.В.Маслова в 1750 году: «Учителем был француз Лапис. Он был довольно образованным человеком, но совершенно не умел учить детей. Русского языка он не знал. Все обучение заключалось в том, что ученики переписывали статьи из толкового словаря, изданного Французской академией наук. Дети плохо понимали, о чем идет речь в этих статьях, а учитель не стремился помочь им какими-то пояснениями. Переписанные статьи механически заучивались наизусть без понимания смысла. Конечно, такой способ обучения не приносил детям ни малейшей пользы. Как пишет мемуарист, “бездельники-французы не учат, а мучат наших детей сущими пустяками, стремясь чем-нибудь да провесть время”».

Луи Ролан Тренкесс “Амуры, разжигающие страсти” (1750)

Франкфония достигла своего пика в России через пару десятилетий – при Екатерине II, которая переписывалась с выдающимися французскими философами. Лишь с середины XIX века волна галломании пошла на спад и российские писатели, журналисты, государственные деятели вернулись к изучению и развитию родного языка.