Сюрприз за 15 тысяч. Как неверная Екатерина II вымаливала прощение у мужа

Июль 1758 года выдался теплым и ласковым, а вот отношения между великой княгиней Екатериной Алексеевной и ее мужем Петром Фёдоровичем охладели до нуля. Оба были тогда еще молоды – Екатерине исполнилось всего двадцать девять лет, а Петру тридцать; страной правила императрица Елизавета Петровна, и никаких забот у наследника и его жены пока еще не было. Зато было много свободного времени на всевозможные развлечения и интриги. 

Пётр Фёдорович давно уже смирился с многочисленными фаворитами Екатерины; однако в 1758 году он заподозрил супругу еще и в государственной измене. Ходили слухи, что Екатерина, заручившись поддержкой генерал-фельдмаршала Апраксина, затеяла дворцовый переворот. Апраксина арестовали, но в последний момент он успел сжечь всю свою переписку с великой княгиней. Таким образом, доказательств против Екатерины не нашли – но осадок все же остался. Никогда раньше великая княгиня не видела своего мужа таким разгневанным. Так и до развода недалеко, забеспокоилась Екатерина и решила любой ценой вымолить у Петра Фёдоровича прощение.

Степан Фёдорович Апраксин

Больше всего великий князь любил музыку (а вовсе не парады, как можно было бы подумать), и Екатерина спланировала для него невероятно масштабный театральный сюрприз в Ораниенбаумском саду.

Дворец Петра III в Ораниенбауме

Подробности сюрприза великая княгиня очень живописно изобразила в своих «Записках»: «Я приказала моему тогдашнему архитектору итальянцу Антонию Ринальди сделать из дерева в отдаленном месте большую колесницу, так чтобы на ней мог поместиться оркестр человек в шестьдесят музыкантов и певцов. Стихи я велела сочинить придворному поэту-итальянцу, а музыку капельмейстеру Арайе. В саду в большой аллее устроена была иллюминованная декорация с занавесью; напротив расставлены столы для ужина. 

17 июля к вечеру Его Императорское Высочество, все, что было жителей в Ораниенбауме и множество приехавших из Кронштадта и Петербурга отправились в сад, который уже был иллюминован. Сели за ужин, и после первого блюда занавесь, закрывавшая большую аллею, поднялась; вдали показался подвижной оркестр, который везли двадцать быков, убранных гирляндами, а оркестр окружали танцоры и танцовщицы, сколько я могла их найти. Аллея была так ярко иллюминована, что можно было различать все предметы. Когда оркестр остановился, на небе, как будто нарочно над самою колесницею показался месяц. Это произвело необыкновенный эффект и очень удивило все общество; к тому же погода стояла чудеснейшая. Все вскочили из-за столов, чтобы ближе послушать симфонию и полюбоваться зрелищем.

Китайский дворец в Ораниенбауме

Как скоро симфония кончилась, занавесь опустилась, все уселись за столы, и после второго блюда послышались трубы и литавры, явился скоморох и начал кричать: милостивые государи и милостивые государыни! Пожалуйте ко мне, в моих лавочках будет даровая лотерея. По обоим бокам декорации поднялись небольшие занавеси и открылись две маленькие, ярко освещенные лавочки, из которых в одной находился фарфор, а в другой цветы, ленты, веера, гребенки, гарус, перчатки, портупеи и тому подобное тряпье, которое было все разобрано по билетам. После раздачи вещей все отправились за десерт, и потом начались танцы, продолжавшиеся до шести часов утра».

Реконструкция театрального представления в Летнем саду в Санкт-Петербурге

На это представление великая княгиня истратила от 10 до 15 тысяч рублей – сумму по тем временам очень значительную. Муж был в восторге от сюрприза и простил Екатерину, а зря – спустя всего четыре года жена жестоко свергла его с престола.